Вернуться к обычному виду

интервью с Уполномоченным по правам человека в УР

Вениамин Соломенников: уполномоченный по справедливости

По старой наполеоновской традиции подводить первые итоги пребывания человека на новом посту следует через 100 дней после вступления в должность. Но в век высоких скоростей этот срок вполне можно сократить. Вениамин Соломенников был назначен Уполномоченным по правам человека Удмуртской Республике 26 февраля 2015 года. Приглашая его в нашу гостиную, мы рассчитывали на то, что он уже успел освоиться на новом месте, оценил обстановку и готов к содержательному разговору. Как видит ситуацию с соблюдением прав человека ответственный за социальную справедливость по нашему региону? Какие свойства характера требуются для выполнения столь ответственной работы?

- Вениамин Васильевич, название вашей должности – уполномоченный по правам человека – звучит очень длинно. Может быть, лучше заграничное название – «омбудсмен»?

- Я человек русский от пяток до макушки. И мне не нравится, когда кто-то злоупотребляет иностранной терминологией. Да, конечно, традиция назначения уполномоченных по правам человека зародилась в Швеции около 200 лет тому назад. Отсюда и название «омбудсмен». А русское «правозащитник» обрело в своё время либеральный оттенок.

- Чем плох либеральный оттенок?

- Уполномоченный по правам человека – институт государственный. Он назначается органами власти. Мою кандидатуру на этот пост, к примеру, предложил Глава Удмуртской Республики, а утвердили назначение (через процедуру тайного голосования) депутаты Государственного Совета. Так что если кому-то кажется, что полное наименование слишком длинное, можно использовать аббревиатуру УПЧ. Это уже наша традиция советских времён.

- Но при этом уполномоченный не подчиняется напрямую органам госвласти?

- Нет. В своих действиях я обязан действовать в соответствии с Конституцией и законами России, Конституцией и законами Удмуртии. А в законе об УПЧ говорится, что он должен руководствоваться своей совестью и чувством справедливости.

- А как насчёт партийной дисциплины? Ведь вы – член «СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ»

- В новой редакции закона об УПЧ говорится о том, что он не праве быть членом политической партии. Так что я уже написал заявление о приостановлении моего членства в рядах «СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ» на время исполнения своих нынешних полномочий.

Подарите права женщине

- Итак: вы не подчиняетесь назначившим вас органам власти; членство в партии будет вами приостановлено. Что вас в таком случае направляет? Ведь «справедливость» – понятие неопределённое, каждый может толковать её по-своему?

- По своим убеждениям я – юрист-государственник. Именно государство является ключевым звеном всей политической системы общества. Партийные интересы при всём моём к ним уважении всё-таки не на первом месте.

- Но ведь в соответствии со ст. 2 Конституции РФ само государство должно стоять на страже прав человека. Какого человека? Кого вы должны защищать в первую очередь? Детей, сирот, ветеранов, инвалидов?

- Любую даже самую хорошую идею можно довести до полного абсурда. Мне недавно позвонили с одного из телеканалов. Говорят: «Ваш коллега из Совета по правам человека при Президенте РФ накануне праздника 8 Марта вышел с инициативой о назначении специального уполномоченного по правам женщин. Как вы к этому относитесь?» Плохо отношусь.

Видимо, человек жене на праздник подарок сделать захотел и ничего лучше придумать не смог. Сегодня уже действуют уполномоченные по правам ребёнка и предпринимателя. Хорошо, отдельно ещё защитим права женщин. А мужчины чем хуже? Они что – не люди? Так ведь трудно будет остановиться. Посмотрите, что на западе происходит. Там защита прав человека в итоге свелась в основном к отстаиванию интересов всевозможных меньшинств: расовых, национальных и… прочих. Я считаю, что необходимо защищать права всех людей без исключения, без дробления на какие-то группы.

Квартирный вопрос

- Итак, людей надо защищать всех без исключения. А от чего защищать? Какие проблемы больше всего волнуют наших граждан?

- Не скажу ничего нового: значительная часть обращений граждан содержит претензии по проблемам ЖКХ, по решению жилищных вопросов. Это подтвердили и выездные приёмы граждан, которые мы проводили нынешней весной. Например, в Сарапуле ко мне обратились жители нескольких многоквартирных домов по улицам Трактовая и Раскольникова. Они жаловались на то, что их заставляют оплачивать электроэнергию на общедомовые нужды в тех же размерах, что и за индивидуальное потребление. Дома двухэтажные 16-квартирнные. В каждом подъезде по четыре энергосберегающие лампочки с датчиками отключения в нерабочем режиме. При этом жильцы одного дома в среднем платили за общедомовое потребление электроэнергии в среднем по 9 тыс. рублей ежемесячно. К приборам учёта жильцов не допускают, управляющая компания их показания не контролирует, а платежи вносятся непосредственно в энергосбытовую организацию.

- Что удалось сделать?

- Еще в прошлом году были инициированы проверки. В результате ОАО «Удмуртская энергосбытовая компания», сославшись на сбои в работе счётчиков или на ошибки в подсчётах провела перерасчёт 31-у заявителю. Это 10 % от общего числа заявителей. Остальным в перерасчёте было отказано. Дело в том, что Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в МКД позволяют поставщику компенсировать свои потери на общедомовые нужды за счёт плательщиков.

- То есть эти Правила защищают интересы энергосбытовых компаний за счёт жильцов?

- Да. В связи с этим в Минстрой РФ были направлены предложения о возврате к прежнему порядку оплаты.

- И что в министерстве?

- Ответили, что соответствующие предложения направлены на рассмотрение в Правительство РФ.

- Вы не находите, что это просто бюрократическая отписка?

- Я считаю, что на этом направлении надо продолжать работу, прилагать совместные усилия, как правозащитных организаций, так и правоохранительных органов.

Ещё одна важная проблема, с которой мы столкнулись в ходе выездных приёмов – отказы органов местного самоуправления в постановке на учёт нуждающихся в социальном жилье инвалидов. Основание для отказов: с учётом пенсии доходы инвалидов превышают уровень, который позволяет относить их к числу малоимущих. В то же время банки отказывают инвалидам в выдаче кредитов, считая их неплатёжеспособными. Решить эту проблему можно только на законодательном уровне, установив дополнительные льготные гарантии для таких граждан.

Я могу продолжать и дальше. Проблем – огромное количество. Например, в Удмуртии до сих пор не расселены жильцы 90 аварийных квартир (домов), несмотря на то, что по всем эти случаям приняты соответствующие судебные решения. После того, как об этом были проинформированы компетентные органы, 18 должностных лиц местного самоуправления были привлечены к административной ответственности. Но эти меры, к сожалению, проблемы решить не могут, поскольку расселение проводится за счёт средств республиканского и федерального бюджетов

Новый подход

- Вениамин Васильевич, вы заняли пост УПЧ УР чуть больше месяца назад. Наверное, вам нужно время для того, чтобы вникнуть во все ньюансы. Как вы оцениваете состояние дел после завершения работы вашего предшественника? Вы будете работать как-то иначе?

- Не имею привычки критиковать бывших руководителей. Да и вообще давать подобные оценки – не моя компетенция. Госсовет Удмуртии как орган, назначивший УПЧ, ежегодно заслушивает отчёт и даёт оценку его работе. И до сих пор такие оценки были положительными. Так что не мне об этом судить. Если же говорить о стиле работы – изменения возможны. Но вот серьёзных кадровых перестановок в аппарате УПЧ я проводить не стал. Абсолютно все помощники уполномоченного работают при мне в прежнем качестве. Я ведь не враг себе. Мне нужен грамотный, работоспособный коллектив. Нам приходится сталкиваться с чрезвычайно разнообразными проблемами. Универсального специалиста по всем без исключения правам человека в природе просто не существует, здесь необходима тщательная специализация. Поэтому я не собираюсь отказываться от наработок моего предшественника, в том числе и по кадровым вопросам. Что изменилось? За первый квартал этого года число обращений граждан к УПЧ снизилось примерно в три раза.

- Настолько улучшилось состояние с правами человека за это время?

- Нет, это как раз отражает перемены в стиле работы УПЧ. Раньше практиковались массовые выезды на места, по которым затем оформлялись обращения. И хотя я за месяц тоже провёл три выездных приёма, всё же считаю, что, поскольку в году 52 недели, распределять фронт работ надо более равномерно. Ещё одна причина снижения числа обращений: в декабре прошлого года впервые был проведён всероссийский приём граждан, что вызвало у населения повышенный интерес к нашей работе и позволило снять ряд вопросов граждан к власти. Пока я стараюсь не делать поспешных выводов, надо поработать, присмотреться. Но я в любом случае не собираюсь ни с кем вступать в «соцсоревнование». У нас для этого не та сфера.

- А как много обращений поступает к УПЧ в разных регионах России? Насколько популярен у граждан этот механизм защиты своих прав?

- В последние годы обращений очень много, и не только у нас, но и в соседних регионах. Ежедневно 3 – 5 человек приходят на приём ко мне и моим помощникам. Как правило, мы не можем решить проблемы граждан по существу. Мы пользуемся предоставленной нам по закону возможностью и направляем запросы в ведомства, в компетенцию которых входит решение этих проблем.

- В таком случае, какой смысл в вашей работе?

- Во-первых, многие граждане просто не знают, куда им следует обращаться в каждом конкретном случае. А, во-вторых, на наши запросы чиновники реагируют гораздо быстрее и стараются более ответственно подойти к восстановлению нарушенных прав граждан.

- Чего боятся чиновники? Вы ведь не можете снять их с работы, оштрафовать?

- Наше оружие – гласность. Мы можем привлечь внимание к действиям нерадивых чиновников, как вышестоящих органов власти, так и общественности в целом. Сегодня, к сожалению, контрольные полномочия различных надзорных органов не очень чётко прописаны в законе, не всегда предусматриваются меры ответственности за уклонение от выполнения своих обязанностей. В таких условиях мы можем только бить тревогу, требовать от уполномоченных на это органов принятия реальных мер. Сегодня нет парткомов и профкомов, как в советские времена, но многие очень внимательно относятся к тому, как их реноме выглядит в СМИ. Поэтому журналисты – наши союзники. Вообще открытость деятельности УПЧ – одна из норм в его работе. Сейчас нами ведётся работа по созданию общественного экспертного совета, проводится отбор желающих в нём работать. Это представители политических партий и общественных объединений, государственных и муниципальных структур, квалифицированные юристы. Всего изъявили желание более 25 человек. Думаю, уже в мае состоится первое заседание совета.

Чувство справедливости

- Вениамин Васильевич, как известно, человека во многом формирует социальная среда. Как становятся уполномоченными по правам человека? Откуда вы родом, кто ваши родители?

- Я родом из Воткинска. Мои предки – сельские жители. Дед был председателем колхоза. Отец строил ракеты на Машиностроительном заводе, трудился бригадиром слесарей-сборщиков, награжден орденом Ленина – высшей наградой страны Советов. Мать – медсестра. Её отец, мой второй дед, прошёл и Гражданскую, и Отечественную войны, всю жизнь был при лощадях, но и в этом крестьянском деле сумел показать себя – медаль «За отвагу» тому свидетельство.

В Ижевске я уже 25 лет. Дети выросли, мы живём вдвоём с женой.

- Ваши увлечения за стенами служебного кабинета?

- Люблю спорт, точнее – спортивные трансляции по телевизору. Отдаю предпочтение игровым видам. Сам в молодости перепробовал многие командные виды спорта, но при всём уважении, которое питаю к профессионалам, сам всегда предпочитал спорту физкультуру. Как и многие мужчины, люблю рыбалку. Но без фанатизма. Зимой, например, могу без этого занятия обойтись. Зато летом примерно раз в месяц в хорошей компании (а это – самое главное в рыбалке) люблю посидеть с удочкой на берегу водоёма.

- Сегодня чтение художественной литературы не самое популярное времяпрепровождение. Вы исключение не составляете?

- К сожалению, увлечение интернетом не миновало и меня. Читать стал меньше. Но когда берусь перечитывать свою любимую книгу – «В августе сорок четвёртого» Владимира Богомолова – забрасываю всё на свете. Такое яркое описание самых разнообразных черт русской души! Невозможно оторваться, за ночь проглатываю.

- Вениамин Васильевич, вы профессиональный защитник прав человека. А как вы относитесь к правам животных?

- Повторю известную фразу Сент-Экзюпери: мы в ответе за тех, кого приручили. Я кошатник, двое животных – настоящие члены нашей семьи. Одна кошка уже совсем старенькая, ей 15 лет.

- Хотя вы родом из Воткинска, наверное, уже давно считаете Ижевск своим. Ваше любимое место в городе?

- Верно, я давно чувствую себя настоящим «рябинником». Любимое место? Мне в Ижевске нравится практически везде. Я сменил уже несколько квартир, и чувствовал себя комфортно в разных районах. Я считаю, что к выбору места обитания надо подходить также основательно, как к выбору жены. В Ижевске это сделать легко. Да посмотрите, например, в окно моего кабинета. Какое замечательное место – сквер у Вечного огня! Прекрасное сочетание официальной торжественности и по-настоящему семейной атмосферы: играющие дети, свадебные фото-сессии, матери с колясками.

- Ваше жизненное кредо? Во что вы верите?

- Иногда я вроде бы в шутку говорю коллегам: работать надо для будущего, а жить здесь и сейчас. Такая жизненная диалектика получается. Мне много довелось повидать в жизни. Были взлёты, случались и падения. Но привычкой жаловаться на судьбу я так и не обзавёлся.

А больше всего в жизни мне помогало обострённое чувство справедливости.